belsk

Бельские просторы

Венера КАРАМЫШЕВА. Мой главный капитал. Год спорта и здорового образа жизни.

Каждому человеку хочется быть здоровым и трудиться как можно дольше, не ощущая бремени старости. Но старость подкрадывается незаметно, и с этим ничего не поделаешь. Сколько фатализма и покорности судьбе в таком общепризнанном мнении! Совсем недавно я поняла, что только от нас самих зависит, будем ли мы наслаждаться здоровой, энергичной жизнью до старости или станем неряшливыми, вялыми существами, как это случается со многими людьми, налагающими на себя запреты: не бегать, быстро не ходить, не поднимать тяжестей, не работать. Эти запреты не отодвигают, а приближают дряхление организма.

Tags: 

Алевтина КУДНЯВЦЕВА. Трофейный аккордеон. Рассказы.

Шла весна 45-го года, близился конец войны. Мы жили на маленькой станции, через которую проходила главная артерия страны - железная дорога Москва - Казань - Свердловск. Бесконечным потоком шли на восток эшелоны с ранеными, а мы, дети, все время торчали у железной дороги, жадно вглядываясь в лица солдат, надеясь увидеть среди них своих отцов. У многих из нас отцы погибли еще в начале войны, но никто в это не верил и упрямо выходил к железной дороге встречать поезда, надеясь, что чей-нибудь отец объявится. Толпились здесь и женщины, продавая скудную еду, что-то покупая и выменивая. Из нашего дома завсегдатаем перрона была тетя Шура Пикаева - мать шестерых детей мал-мала меньше. Один Бог знал, чем она кормила их и во что одевала. Ее муж - инвалид войны дядя Витя - был плохой добытчик. Тетя Шура без конца что-то покупала, продавала, выменивала, что-то выгадывала, чтобы прокормить семью. Мы всегда с нетерпением ждали ее прихода с перрона, потому что она приносила иногда такие вещи, от которых весь дом ахал.

Tags: 

Анатолий ГОЛОВИН. Эта страна. Повесть.

Поезд медленно втягивался под крышу Казанского вокзала, как будто в пасть чудовища с серыми обломанными зубами. За окном забегали озабоченные, по-московски суетливые люди. Рязанцев спустился на перрон, пригладил растрепавшуюся бороду, втянул в себя вокзальный воздух с его железнодорожно-гастрономическими запахами и, как и во всякий приезд сюда, почти физически ощутил некую метаморфозу, переход из одной жизни в другую. В этой, московской, жизни он был другим человеком, с другими ценностями, с другими привычками, даже с другим именем: там он был Дима, здесь - Митя.

Tags: 

Леонид СОКОЛОВ. Новая сказка про колобка.

Трудно сказать, откуда у деда с бабкой взялся колобок. Может, «Виагра» помогла, а может, еще как получилось. Но дело даже не в этом, а в том, что вместе с колобком в доме появились одни проблемы. Да и какие еще проблемы: ни в сказке сказать, ни пером описать... Работать - нигде не работает, учиться - не учится, а только пивко целыми днями цедит, какой-то дурной травкой дымит и тянет-потянет со стариков последние гроши.

Tags: 

Лейсян ТИМИРОВА. Между светом и тьмой.

Между светом и тьмой наступают сумерки, когда свет слабеет, а тени разрастаются и грани их зыбки. В природе сумерки хороши и предвещают светлый день или прекрасную ночь. Но когда в человеческой жизни меркнет свет души и разума - близко беда. Человеческие сумерки чреваты черными днями. А в черные дни случаются непредвиденные людьми бесповоротные события. Это рассказ об убийстве, происшедшем в реальной жизни. Дело прошлое, и, кажется, что лучше бы уже и забыть о нем, но проблемы с подростками и сегодня не иссякают. Вот и вспоминается убийство, совершенное пятнадцатилетним мальчишкой.

Tags: 

Игорь САВЕЛЬЕВ. Яжевичая.

Ольга Яжевичая смотрела так наивно и доверчиво, будто протягивала душу на ладошке. Все смущались и боялись чем-нибудь ранить. Когда-то, лет двадцать назад, она год прожила в этом городе, училась в здешней школе. С тех пор наведывается регулярно. Но вчерашние подруги сегодня - тучные женщины с незакрашенной сединой, которым в жизни светит лишь веселый огонек газовой плиты. Выбить получку из мужа, дождаться дочь, укатившую со своим обкуренным рокером с цепью на боку, утром - бежать в школу и просить за сына... Какие, к черту, встречи, какая Яжевичая! Но детский наивный взгляд, душа на ладошке подавляли любой протест уже в зародыше.

Tags: 

Юля ЛОМОВА. Таракушка.

В стране богатой, среди родичей знатных, тараканов запечных жил Таракушка. И все его малого обижали. И не то что люди прихлопнуть норовили, а и свои же тараканы - то усами стращают, то локтями пихают, а то и пнут ненароком. И взгрустнулось как-то Таракушке, так взгрустнулось, что решил он пойти по свету поискать себе счастья. У Таракушки сбор не долгий - взял и пошёл.

Tags: 

Страницы

Подписка на RSS - belsk